Как добиться возбуждения уголовного дела в отношении следователя?

Практика сталкивается со случаями преступного поведения следователя во время производства по уголовному делу (подменяются после ознакомления обвиняемого с делом одни документы другими, изменяется нумерация листов дела, вшиваются новые материалы и т.д.). Все это является, как минимум, служебным подлогом - преступлением, предусмотренным ст.292 УК РФ. Сложность для обвиняемого в совершении преступления таким следователем, заключается даже в том, чтобы добиться уголовно-процессуальной оценки действий следователя. В такой оценке, как правило, отказывается по тем мотивам, например, что дело направлено в суд для рассмотрения по существу, при котором, де, суд и разберется…

Если же удаётся добиться принятия процессуального решения, то следователь местного органа СК РФ отказывает в возбуждении уголовного дела в отношении такого же местного следователя органа внутренних дел по самым надуманным мотивам. При этом опять, как правило, отсылая заявителя к суду при рассмотрении дела по существу…

Настоящая публикация посвящена некоторым правовым аспектам, учет которых, как представляется, позволит в этих случаях правоохранителям принимать законные и обоснованные решения, а обвиняемым и их защитникам – требовать принятия таковых решений соответствующими процессуальными лицами.

Вынесение в таких ситуациях следователем районного органа СК РФ постановления об отказе в возбуждении уголовного дела является незаконным в виду принятия такого решения не уполномоченным должностным лицом.

В соответствии с п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ (п. 10 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 №404-ФЗ), решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователя органа внутренних дел может принять лишь руководитель следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту федерации, но не следователь межрайонного отдела СК РФ.

В данном случае, по смыслу уголовно-процессуального закона, процессуальное решение следователем могло быть принято лишь в форме постановления о направлении материала проверки для решения вопроса о возбуждении уголовного дела руководителю Следственного управления Следственного комитета РФ по субъекту федерации.

Вывод об этом основан на анализе норм УПК РФ, в которых речь идет о направлении заявления «для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». При этом законодателем всегда подразумевается, что соответствующее процессуальное лицо может и должно решить этот вопрос вынесением трех процессуальных решений: постановления о возбуждении уголовного дела, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, либо постановления о направлении сообщения по подследственности (ст.145 УПК РФ).

Сказанное является очевидным, например, из содержания части 1.1. статьи 319 УПК РФ, согласно которой «мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление».

Понятно, что если речь не идет о специальных субъектах, указанных в ст.447 УПК РФ, то руководитель следственного органа или начальник органа дознания могут поручить принятие указанных в ст.145 УПК РФ решений следователю или дознавателю.

Что касается случаев, когда в заявлении содержатся сведения о совершении преступления следователем - специальным субъектом, указанным в ст.447 УПК РФ, то закон не содержит полномочий следователя на принятие процессуальных решений о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела.

В п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ право решить вопрос о возбуждении уголовного дела путем возбуждения уголовного дела или отказа в возбуждении уголовного дела, предоставлено даже не просто руководителю следственного органа, а только руководителю следственного органа субъекта федерации, но никак не следователю районного органа.

Следователю при этом может быть поручена только проверка заявления. Если же он получил заявление не от процессуального руководства, а от других лиц, то обязан проверить заявление и принять решение о направлении материала по подследственности руководителю следственного органа субъекта федерации, либо принять последнее решение без проверки.

Там, где законодатель указывает на обязанность процессуального лица принять конкретное решение, это так и делается.

Например, в части 3 ст. 318 УПК РФ не указано, что следователь и дознаватель решают вопрос о возбуждении уголовного дела, а прямо констатировано, что «уголовное дело возбуждается следователем, а также с согласия прокурора дознавателем в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса. При этом следователь приступает к производству предварительного расследования, а дознаватель – дознания».

Признанию за следователем в данном случае права на принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела противоречит и требованиям ст.6.1. УПК РФ об осуществлении судопроизводства в разумные сроки, которые соотносятся с принципом процессуальной экономии. Смысл последней заключается в использовании процессуальных и непроцессуальных средств, необходимых и достаточных для достижения цели судопроизводства.

Говоря иначе, надо стремиться к скорейшему принятию по жалобе на отказ в возбуждении уголовного дела окончательного решения полномочным процессуальным лицом с тем, чтобы возможные повторные жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела разрешались не какими-либо промежуточными лицами, а сразу вышестоящим руководителем следственного органа. В данном случае – Председателем СК РФ.

Позиция о возможности принятия следователем решения об отказе в возбуждении уголовного дела нацелена не на применение необходимых и достаточных, а излишних средств с целью принятия законного, обоснованного и мотивированного решения по жалобе на это решение.

Если признать право на отказ в возбуждении уголовного дела за следователем районного органа, то следующей инстанцией для обжалования решения должен быть его непосредственный процессуальный руководитель в районе. Следующие за ним инстанции - должностные лица всех уровней аппарата СУ СК РФ по субъекту федерации, затем - сначала такие же лица центрального аппарата СК РФ, и уж в самом конце - Председатель СК РФ. В итоге - многомесячная, не основанная на законе волокита в принятии решений по процессуальным жалобам, для разрешения которых законом установлены определенные и довольно сжатые сроки (ч.1 ст.124 УПК РФ).

В то же время при соблюдении разумного срока осуществления уголовного судопроизводства, а также принципа процессуальной экономии и требований п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ, в решениях могут участвовать только два-три процессуальных лица – руководитель СУ СК РФ по субъекту федерации, а также правомочный отменить его решение Председатель СК РФ (его заместитель).

Именно такое понимание и применение процессуальных норм соответствует требованиям закона прямого действия – статьи 18 Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов… обеспечиваются правосудием.

Очевидно, что каждый имеет право на рассмотрение его обращения без волокиты и без обращения в ненужные инстанции. Это в данном случае возможно только признанием, что в соответствии п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ правом отказа в возбуждении уголовного дела в отношении следователя органа внутренних дел обладает не следователь районного органа СК РФ, а только руководитель следственного органа СК РФ по субъекту федерации.

Права следователя в данном случае, о чём уже сказано, в соответствии с законом заключаются лишь в проверке поступившего к нему заявления о преступлении следователя органа внутренних дел, а также в направлении материала проверки для принятия процессуального решения руководителю СУ СК РФ по субъекту федерации.

Всякие ссылки отказавшего в возбуждении уголовного дела следователя на отсутствие возможности оценить при доследственной проверке сведения о нарушении следователем при производстве предварительного следствия закона, поскольку, де, уголовное дело находится в производстве районного суда, где, якобы, и будет дана оценка процессуальным действиям следователя, не основана на законе.

Во-первых, закон не содержит такого рода отлагательных обстоятельств, в виду которых процессуальное лицо лишено возможности в установленные законом сроки принять законное, обоснованное и мотивированное решение о возбуждении уголовного дела в отношении следователя, совершившего преступление при расследовании уголовного дела.

Во-вторых, ссылка на возможности суда при рассмотрении по существу дела по обвинению другого лица в совершении преступлений, не основана на законе и потому, что суд не вправе возбудить уголовное дело в отношении следователя. Это прерогатива по закону только руководителя СУ СК РФ по субъекту федерации, который должен принять законное, обоснованное и мотивированное процессуальное решение в установленный законом срок.

Если сроки нарушаются, то это считается укрытием преступления от учета со всеми вытекающими для виновных последствиями.

Преступление считается укрытым от учета, если по факту его совершения, несмотря на наличие установленных ст. 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации поводов и оснований, не было принято в установленные законом сроки процессуальное решение - вынесение постановления о возбуждении уголовного дела (п.2.9. действующего Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, являющегося Приложением N 2 к Приказу Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399).

В-третьих, в законе не содержится ограничения по кругу и источникам данных, которыми процессуальное лицо может оперировать при решении вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении следователя. Это могут быть достаточные данные для возбуждения уголовного дела, сообщенные заявителем, сообщенные самим следователем в его объяснении по доводам поданного в отношении него заявления о преступлении; данные, полученные соответствующим процессуальным лицом из материалов уголовного дела, оконченного производством и находящегося в суде и др.

Таким образом, никаких законных препятствий для принятия по заявлению о преступлении следователя органа внутренних дел своевременного, законного, обоснованного и мотивированного решения о возбуждении уголовного дела, не имеется.

О.В.Назаров
2 октября 2011 года

 
kaz-news.ru | ekhut.ru | omsk-media.ru | samara-press.ru | ufa-press.ru